Место глюкокортикостероидов в терапии тяжелой бронхиальной астмы (ТБА)

Вне зависимости от степени тяжести заболевания, современная цель терапии БА – достижение контроля симптомов и предотвращение обострений1. Но, несмотря на революционные изменения, достигнутые в терапии заболевания за последние годы, БА по-прежнему остается причиной инвалидизации пациентов и смертельных исходов2.

В лечении БА выделяют группу препаратов, используемых для купирования клинических проявлений заболевания, и препараты, назначаемые для достижения контроля за течением БА. Глюкокортикостероиды (ГКС) в разной форме могут использоваться для достижения обеих целей.3 Согласно данным Глобальной инициативы по бронхиальной астме (GlobalInitiativeforAsthma -GINA) в редакции от 2019 г, ингаляционные ГКС или их комбинации с длительно действующими β2-адреномиметиками (ДДБА) и/или антагонистами лейкотриеновых рецепторов (АЛТР) являются основой базисной терапии БА на всех ступенях лечения. В свою очередь, применение пероральных ГКС для достижения контроля возможно только на 5-й ступени у пациентов с тяжелой астмой в качестве «другой базисной терапии», когда все возможности прочей терапии уже исчерпаны. При этом необходимо учитывать, что назначение пероральных ГКС должно осуществляться в низких дозах, с учетом риска развития побочных эффектов4. Однако, несмотря на имеющиеся руководства и рекомендации по ведению пациентов с бронхиальной астмой, доля больных, принимающих пероральных ГКС на постоянной основе, в большинстве случаев разнится с истинной тяжестью заболевания5,6.

Пероральные ГКС необходимо комбинировать с ингаляционными ГКС и прочей контролирующей терапией с целью уменьшения их поддерживающей дозы. Это обусловлено повышенным риском развития нежелательных реакций у пациентов, получающих терапию пероральными стероидами, по сравнению с лицами, без данной терапии. По данным литературы, в данной группе пациентов в 2,5 увеличивается риск развития ишемической болезни сердца (p<0.0001)7, в 2,6 возрастает риск смерти по любой причине (p<0.0001)7 и в 3.4 раза чаще имеют место выраженные симптомы депрессии (p=0.04)8. При использовании высоких доз пероральных ГКС у пациентов с тяжелой БА риск развития сахарного диабета может достигать 34%, пневмонии до 28% и до 8% - остеопороза9.

Также необходимо помнить, что у ряда пациентов может отмечаться низкая эффективность проводимой терапии ГКС, в связи с развитием резистентности к данной группе препаратов10

Все пациенты с ТБА, получающие терапию, соответствующую 5-й ступени по GINA, и не достигающие контроля заболевания, несмотря на правильную технику ингаляции и хорошую приверженность лечению, должны быть направлены к специалисту (пульмонологу/аллергологу) для проведения фенотипирования и последующей инициации таргетной терапии.4

Таким образом, своевременное и адекватное определение тяжести заболевания и подобранная терапия, позволят не только добиться клинической компенсации БА, но сократить риски развития побочных эффектов медикаментозной терапии и, следовательно, долю затрат на их лечение.

Список литературы:

  1. Ненашева Н.М. Тяжелая эозинофильная бронхиальная астма: новые возможности терапии. Медицинский совет. 2018; 15: 44 – 52.
  2. Ненашева Н.М. Фенотипы бронхиальной астмы и выбор терапии. Практическая пульмонология. 2014; (2): 2 – 11.
  3. Хамитов Р.Г., Пальмова Л.Ю., Якупова З.Н., Сулбаева К.Р. Тяжелая бронхиальная астма: роль и место глюкокортикостероидов. Вестник современной клинической медицины 2014; 7 (2): 188-193.
  4. Global Initiative for Asthma. Pocket guide 2019. [Электронный ресурс], 19.04.2019 https://ginasthma.org/wp-content/uploads/2019/04/GINA-2019-main-Pocket-Guide-wms.pdf.
  5. Позднякова О.Ю., Батурин В.А. Анализ врачебной практики лечения пациентов с бронхиальной астмой в пульмонологических отделениях региона. Медицинский вестник Северного Кавказа 2011; 22 (2); 30-31 3.
  6. Позднякова О.Ю., Шикина И.Б. Экспертиза сложившейся практики лечения бронхиальной астмы в условиях поликлиники. Вестник Росздравнадзора 2013; 3; 74-77
  7. Iribarren C, et al. Adult asthma and risk of coronary heart disease, cerebrovascular disease, and heart failure: a prospective study of 2 matched cohorts. Am J Epidemiol. 2012; 176 (11): 1014-24.
  8. Amelink M, et al. Anxiety, depression and personality traits in severe, prednisone-dependent asthma. Respir Med. 2014; 108 (3): 438-44.
  9. Zazzali JL, et al. Risk of corticosteroid-related adverse events in asthma patients with high oral corticosteroid use. Allergy Asthma Proc. 2015; 36 (4): 268-74.
  10. Peters MC, Kerr S, Dunican EM, et al. Refractory airway type 2 inflammation in a large subgroup of asthmatic patients treated with inhaled corticosteroids. J Allergy Clin Immunol 2019; 143 (1): 104-113



МАТЕРИАЛ ПРЕДНАЗНАЧЕН ДЛЯ СПЕЦИАЛИСТОВ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ
Информация подготовлена и предоставлена компанией АстраЗенека

ООО «АстраЗенека Фармасьютикалз»
123112, г. Москва, 1-й Красногвардейский проезд, д.21, стр.1., Башня «ОКО», 30 этаж
Тел: 8(495) 799-56-99 www.astrazeneca.ru

BENRA_RU–5584    Дата одобрения: 03.07.2019 г Дата истечения срока действия: 02.07.2021 г.

Узнать больше