Терапия тяжелой бронхиальной астмы на современном этапе

Современная цель терапии бронхиальной астмы (БА) – достижение контроля симптомов и предотвращение обострений заболевания.1 Лечение тяжелой БА предполагает проведение терапии, соответствующей 4-5 ступеням терапии по классификации Глобальной инициативы по бронхиальной астме (Global Initiative for Asthma – GINA), т.е высоких доз ингаляционных глюкокортикостероидов (иГКС) в комбинации с длительно действующими β2-адреномиметиками (ДДБА), в качестве дополнительных средств могут быть добавлены тиотропия бромид, таргетная терапия (анти-IgE, анти-интерлейкин (ИЛ) – 5, анти-ИЛ4/13) и/ или пероральных ГКС2.

Данный подход ориентирован на типичного пациента с БА и, как правило, успешен при правильной технике выполнения ингаляций и хорошей приверженности терапии3,4. Однако, 5-10% пациентов остаются резистентными к проводимой терапии, даже несмотря на применение очень высоких доз ингаляционных ГКС5.

Одной из важных причин неполного контроля над БА служит подход к лечению без учета механизмов воспаления, обуславливающих клиническое течение заболевания. При этом недостаточно эффективный ответ на стандартную противовоспалительную терапию заставляет искать пути лечения с учетом фенотипа БА6.

До недавнего времени в России было зарегистрировано 4 иммунобиологических препарата, относящихся к группе фенотип-обусловленных методов терапии ТБА: омализумаб, реслизумаб, меполизумаб, дупилумаб. В апреле 2019 г. к этой группе присоединился бенрализумаб, показанный для лечения тяжелой бронхиальной астмы с эозинофильным фенотипом у взрослых пациентов в качестве дополнительной поддерживающей терапии7.

Бенрализумаб – это единственный биологический препарат для лечения БА, обеспечивающий почти полное уничтожение эозинофилов в периферической крови в первые 24 часа8,9. Эозинофилы - основной тип клеток воспаления, вовлеченный в патофизиологические механизмы бронхиальной астмы8,9.

Бенрализумаб представляет собой гуманизированное моноклональное антитело, которое напрямую связывается с рецептором к интерлейкину 5 и приводит к уничтожению эозинофилов, в отличие от других биологических препаратов, ингибирующих специфические медиаторы воспаления7,10-15.

В рамках рандомизированных клинических исследований III фазы препарат доказал свою эффективность и безопасность16-18. Результаты данных исследований при назначении бенрализумаба 1 раз каждые 8 недель показали:

  • снижение среднегодовой частоты обострений астмы до 51% и госпитализаций до 63% по сравнению с группой плацебо17;

  • быстрое улучшение функции легких, измеряемое объемом форсированного выдоха за одну секунду (ОФВ1), поддерживая эффект длительное время16;

  • значительное снижение зависимости пациентов от постоянного приема пероральных ГКС, оказывающих существенное влияние на качество жизни пациентов. Каждый второй пациент, получающий бенрализумаб, полностью прекратил использование пероральных ГКС, а медиана снижения суточной дозы составила 75% относительно исходно уровня18;

  • благоприятный профиль безопасности бенрализумаба, сопоставимый с плацебо. Общая частота НЯ была сопоставимой в группах активной терапии и терапии плацебо (ОР =0,98, 95% ДИ от 0,93 до 1,02, р = 0,34)7,18,19.

Новое направление в лечении ТБА с использованием моноклональных антител является альтернативой для пациентов с резистентной к традиционной терапии БА, однако для достижения оптимального эффекта таргетной терапии необходимо строго отбирать пациентов, с учетом как клинических, так и биологических критериев.20

Список литературы:

  1. Ненашева Н.М. Тяжелая эозинофильная бронхиальная астма: новые возможности терапии. Медицинский совет. 2018; 15: 44 – 52.

  2. Global Initiative for Asthma. Pocket guide 2019. [Электронный ресурс], 19.04.2019 https://ginasthma.org/wp-content/uploads/2019/04/GINA-2019-main-Pocket-Guide-wms.pdf.

  3. Rabe K.F., Vermeire P.A., Soriano J.B., Maier W.C. Clinical management of asthma in 1999: the Asthma Insights and Reality in Europe (AIRE) study. Eur. Respir. J. 2000; 16 (5): 802-807.

  4. Dusser D., Montani D., Chanez P. et al. Mild asthma: an expert review on epidemiology, clinical characteristics and treatment recommendations. Allergy. 2007; 62 (6): 591-604

  5. Hekking P.-P.W., Wener R.R., Amelink M. et al. The prevalence of severe refractory asthma. J. Allergy Clin. Immunol. 2015; 135 (4): 896-902.

  6. Авдеев С.Н., Ненашева Н.М., Жуденков К.В., Петраковская В.А., Изюмова Г.В. Распространенность, заболеваемость, фенотипы и другие характеристики тяжелой бронхиальной астмы в Российской Федерации.  Пульмонология. 2018;28(3):341-358

  7. Инструкция по медицинскому применению лекарственного препарата Фазенра®. Регистрационный номер ЛП-005492 от 25.04.2019.

  8. de Groot JC, ten Brinke A, Bel EHD. Management of the patient with eosinophilic asthma: a new era begins. ERJ Open Res. 2015; 1: 1-11.

  9. Mukherjee M, Sehmi R, Nair P. Anti-IL5 therapy for asthma and beyond. World Allergy Organ J. 2014; 7: 1-14

  10. Laviolette M, Gossage DL, Gauvreau G, et al. Effects of benralizumab on airway eosinophils in asthma with sputum eosinophilia. J Allergy Clin Immunol. 2013; 132 (5): 1086-96. doi:10.1016/j.jaci.2013.05.020.

  11. Tan LD, Bratt JM, Godor D, et al. Benralizumab: a unique IL-5 inhibitor for severe asthma. J Asthma Allergy. 2016; 9: 71-81. doi: 12147/JAA.S78049. eCollection 2016.

  12. Kolbeck R, Kozhich A, Koike M, et al. MEDI-563, a humanized anti–IL-5 receptor a mAb with enhanced antibody-dependent cell-mediated cytotoxicity function. J Allergy Clin Immunol. 2010 Jun;125(6):1344-1353.e2.

  13. Pham TH, Damera G, Newbold P, Ranade K. Reductions in eosinophil biomarkers by benralizumab in patients with asthma. Respir Med. 2016; 111:21-29.

  14. Laren D Tan et al. Benralizumab: a unique IL-5 inhibitor for severe asthma. Journal of Asthma and Allergy 2016; 9: 71–8.

  15. Menzella F et al. The clinical profile of benralizumab in the management of severe eosinophilic asthma. Therapeutic Advances in Respiratory Disease. 2016; 10 (6): 534–548.

  16. Bleecker ER, FitzGerald JM, Chanez P, et al. Efficacy and safety of benralizumab for patients with severe asthma uncontrolled with high-dosage inhaled corticosteroids and long-acting β2-agonists (SIROCCO): a randomised, multicentre, placebo-controlled phase 3 trial. Lancet. 2016; 388 (10056): 2115-27.

  17. FitzGerald JM, Bleecker ER, Nair P, et al. Benralizumab, an anti-interleukin-5 receptor α monoclonal antibody, as add-on treatment for patients with severe, uncontrolled, eosinophilic asthma (CALIMA): a randomised, double-blind, placebo-controlled phase 3 trial. Lancet. 2016; 388 (10056): 2128—41.

  18. Nair P, Wenzel S, Rabe K, et at. Oral Glucocorticoid–Sparing Effect of Benralizumab in Severe Asthma. N Engl J Med. 2017; 376 (25): 2448-58.

  19. 13.15.  Ting Liu, Faping Wang, Geng Wang et al. Efficacy and safety of benralizumab in patients with eosinophilic asthma: a meta-analysis of randomized placebo-controlled trials. Frontiers of Medicine. 2018; 12(3):340-349

  20. Барановская Т.В. и соавт. Тяжелая бронхиальная астма – 2018. Согласительный доклад объединенной группы экспертов Ассоциации русскоговорящих специалистов в области респираторной медицины, Российского респираторного общества, Российской ассоциации аллергологов и клинических иммунологов. Практическая пульмонология 2018; 3; 52-64.

МАТЕРИАЛ ПРЕДНАЗНАЧЕН ДЛЯ СПЕЦИАЛИСТОВ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

Информация подготовлена и предоставлена компанией АстраЗенека

ООО «АстраЗенека Фармасьютикалз» 
123112, г. Москва, 1-й Красногвардейский проезд, д.21, стр.1, Башня «ОКО», 30 этаж   
Тел: 8 (495) 799-56-99, www.astrazeneca.ru

BENRA_RU–5512 

Дата одобрения: 04.06.2019 г 

Дата истечения срока действия: 03.06.2021 г.



Узнать больше